Главная arrow Все новости
 

. . . Главное меню . .

ГлавнаяНовостиСтатистикаРазвитие округаЛетописьИсторияМеждугородные рейсыДвижение поездовСправочнаяВидео блогКонтакты

Авторизация






vasha_reklama.gif

Анекдоты


Приметы

Интересные факты

«Помню, Федулев СОБРу на Новый год подарил три мешка денег...»

Печать E-mail
(0 голосов)
Автор Administrator   
25:04:2014 г.

«Помню, Федулев СОБРу на Новый год подарил три мешка денег...»

 

http://5.135.53.17/images/uploads/images/kraev(1).jpg

Бывший начальник ГУВД по Свердловской области Валерий Краев – о бандитском Екатеринбурге, торговле оружием и банде под названием ОМОН

 

Znak.com продолжает рассказывать о свердловчанах, имена которых гремели в 1990-е и в начале 2000-х. Мы пообщались с Валерием Краевым, который с 1996 по 1999-й годы возглавлял ГУВД по Свердловской области. Отставка Краева с руководящего поста сопровождалась скандалом и обвинениями в связях генерала с ОПС «Уралмаш». В интервью нашей интернет-газете бывший силовик, сейчас работающий адвокатом, рассказал о том, как захватывались свердловские предприятия, почему Павел Федулев скрывался на даче у сенатора и откуда появилась знаменитая видеозапись, снятая на вечеринке в Сочи.

 

«На территории региона было семь официально заявивших о себе воров в законе»

 

– Валерий Константинович, вы три года возглавляли свердловское ГУВД. Как вас сюда назначили?

– Я работал в Мурманской области. Я прибыл к министру внутренних дел (Анатолий Куликов возглавлял МВД РФ с 1995 по 1998 годы – прим. ред.) докладывать по делу о многомиллиардных хищениях. А когда я приехал в министерство, то получил предложение перейти в Свердловскую область «на укрепление» к (Эдуарду) Росселю. Известно было, что Владимир Александрович (Воротников) тогда собирался уходить. Я принял предложение, и Россель хорошо воспринял то, что я согласился пойти.

– Расскажите об этом периоде своей жизни, как вам работалось?

– Безденежье было общее. Я когда пришел, два полка ДПС были, один екатеринбургский, другой областной. Там ребята служили, которые в основном из армии недавно вернулись, так им по полгода зарплату не платили. Для меня как для руководителя это была первоочередная задача: обеспечить их зарплатой. Я ходил, просил у Росселя, у (Алексея) Воробьева, который тогда был председателем правительства, у (Вячеслава) Сурганова, который облдуму возглавлял. Везде, короче, ходил.

Кроме того, обстановка криминогенная была непростой. Тогда регистрировалось порядка 120 тыс. преступлений в год. Представьте себе: в Москве, где тогда проживало неполных 8 млн человек, регистрировали в год 75 тыс. преступлений, Санкт-Петербурге и в Ленинградской области, где жили 5,5 млн человек, регистрировали 65-70 тыс. преступлений. То есть в двух огромных территориях регистрировалось в совокупности чуть-чуть больше преступлений, чем у нас, в Свердловской области. Руководство региона за это постоянно подвергалось критике.

http://5.135.53.17/images/uploads/images/1(262).JPG

Тогда на территории региона было семь официально заявивших о себе воров в законе, не буду сейчас перечислять их фамилии. Мы в результате работы добились того, что шестеро из них либо покинули Средний Урал, либо потеряли свою значимость, перестали влиять активно на оперативную обстановку. Я своим старшим офицерам сказал, что поменьше надо заниматься устрашением с телеэкранов, а предметно нужно работать, как профессионалы работают. Кое-кому это не понравилось. Надо сказать, что когда я начинал работать, руководство было насквозь пронизано коррупционными связями. Мне в первое полугодие в 97-м году в аттестационном порядке пришлось уволить 47 полковников. Ведь, понимаете, как было: допустим, поступает звонок в дежурную часть о том, что у бизнесмена такого-то за батареей спрятан наркотик, нужно выехать, отреагировать. И пока едет группа, чтобы осмотреть место, за это время бизнесмен успевал забрать наркотики, скрыться и уйти от ответственности. А почему так происходило? Потому что господин полковник того же Орджоникидзевского района (Екатеринбурга) поднимал трубочку телефонную и говорил бизнесмену: за тобой через 15 минут приедут. Таких вот полковников пришлось уволить.

Мы вообще старались бороться со всем этим, хотя кадров не хватало. Пришлось производить срочные изменения, готовиться на марше, как говорят военные. Мы тогда увеличили штаты за счет подразделения участковых инспекторов, органов дознания, реформировали их. Обучили сотрудников, проводили сборы. Потом мы завели следующую практику реагирования на сигналы, например, по продаже наркотиков. Если прошел сигнал, допустим, через дежурную часть ГАИ, что где-то торгуют наркотиками и дежурный не доложил об этом в дежурную часть ГУВД, то ему на первый раз выносилось предупреждение, а во второй раз такой сотрудник увольнялся.

Я не один, конечно, работал. Хорошая команда подобралась: мой первый зам Анатолий Амбросимов, Анатолий Тетюев, который руководил следствием, Виталий Леканов за кадры отвечал, Сергей Гроссман – начальник службы тыла. Его что-то «зачернили» потом (в начале двухтысячных СМИ сообщали, что Сергея Гроссмана подозревают в финансовых махинациях – прим. ред.). Эти люди все пришли с «земли», с территорий. Мы работали вместе, и думаю, что успешно. Помню, я жил на Хохрякова и до ГУВД никогда не ездил на машине, всегда пешком ходил. Сначала меня люди у здания ГУВД встречали, потом увидели, что я через сквер прохожу, – сдвинулись туда, а потом уже стали у подъезда утром встречать. И так я как бы прием населения проводил (смеется). В основном народ волновали вопросы, как защититься от беспредела сотрудников милиции, и проблема распространения наркотиков. С наркотиками, кстати, Евгений Ройзман хорошо боролся, спасибо ему. Мы со временем почувствовали, что люди встали на нашу сторону, а поддержка населения дорогого стоит.

 

«Павел Федулев – всего-навсего негодный мальчишка»

 

– Тогда у нас как раз действовала группировка ОПС «Уралмаш». Расскажите об этом. Не раз говорилось, что это сообщество уже уничтожено. Как вы думаете, сейчас оно еще существует?

– Я вообще считаю, что по ОПС «Уралмаш» было много надуманного, этот союз был очень... мифологизирован. Распределение, которое тогда существовало, тоже было надуманным: вот это «центровые», «Уралмаш», «синие»... Я считаю, что много в этом наносного. Видимо, многие офицеры милиции хотели получить за счет этого свои «дивиденды», обеспечить себе определенный карьерный рост. Мне, когда я пришел, это все пришлось приостанавливать, за что я, наверное, и попал в опалу.

– Конфликты с подчиненными были?

– Я занимался наведением порядка внутри милицейских рядов. Например, руководство ОМОНа мне пришлось менять, а руководил им тогда Владимир Голубых. Это ж была стая, я бы даже сказал – банда. Они были неуправляемые ребята. Вот, допустим, выходит рота территорию Октябрьского района патрулировать. Обратно едут в полночь мимо институтского общежития, где ребята в пятницу вечером гуляют, отдыхают, песни поют. Рота останавливается, поднимаются они наверх и всех там бьют. Спрашиваю потом: зачем били? Они тупо смотрят, считают себя героями.

http://5.135.53.17/images/uploads/images/2(303).JPG

Валерий Краев награжден двумя орденами мужества, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, 27-ю ведомственными медалями

 

Или возьмем СОБР. Там такая была история. Из Приднестровья в Уральский военный округ вывезли излишки боевого оружия, и СОБРовцы оружие у военных выпросили – 47 стволов автоматического оружия, в том числе пулеметы и немного взрывчатки. Как выяснилось потом, подторговывали ребятушки. Обращается ко мне первый заместитель командующего Уральского военного округа (Греков Юрий Павлович был тогда командующим) и спрашивает, а куда девали вы стволы, вы просили их на подготовку, где они? А я при чем? Это было до меня. Стал наводить справки, выяснилось, что ни одного ствола нет, а все грехи списали на погибшего командира СОБРа, Героя России. В общем, потом я провел у них обыск. Они спортом занимались недалеко от здания правительства. Когда они ушли в спортзал, я провел обыск в раздевалке и тогда в результате обыска изъял 36 кг стволовых шашек, несколько стволов автоматического оружия. А они же считали себя элитой, кому ж понравится на них наступление?

Кроме того, СОБРовцы помогали Павлу Федулеву. Надо сказать про Федулева. Он был потом как-то признан «Бизнесменом года». А этот «бизнесмен года» – это всего-навсего мальчишка, который служил в армии, но службу не закончил: был по состоянию здоровья демобилизован. Потом он приобщился к рэкетирам, вымогательством занимался. Даже был случай, когда они вчетвером подставили свою машину под ДТП, потом пришли к владельцу другого автомобиля – бизнесмену средней руки – давай требовать расчета у него за ДТП. За это Федулева задерживали, кстати, сидел он в ИВС.

И вот этот мальчик вдруг начинает с помощью нескольких толковых ребят приватизировать предприятия. У них за неполные три года оказались предприятия из Свердловской, Курганской областей, Перми. На них в общей сложности работало свыше 250 тыс. человек. А как только он становился хозяином, то управлял процессами только в свою пользу, ему люди были ни к чему, рабочие нищали. У нас была итоговая коллегия как-то, на нее приезжал Владимир Путин, который тогда был в ФСБ. В Свердловской области начальником УФСБ был Воронов Геннадий Иванович. Я тогда поставил вопрос, сказал, что как же так, неужели 250 тыс. человек будут страдать из-за действий какого-то негодного мальчишки?

http://5.135.53.17/images/uploads/images/3(267).JPG

Так вот, СОБРовцы помогали ему везде: сопровождали его машину, брали под охрану отдельные его объекты. Как-то на новый год Федулев им подарок сделал. 31 декабря привез им на двух автомашинах три мешка денег – тогда это было три миллиарда неденоминированных рублей, то есть три миллиона, если на современные деньги переводить. Он спросил сначала на месте ли Руденко (Василий Руденко занимал пост начальника регионального управления по борьбе с организованной преступностью – прим. ред.), ему сказали, что Руденко нет. Тогда он бросил мешки у дежурного со словами: «Это вам, ребята, на Новый год».

 

«Записали они, как я танцую там под песню Лепса ''Натали’’»

 

– Вы проработали три года. Отставка сопровождалась скандалом. В СМИ тогда писали, что ваши коллеги – начальник оперативно-поискового подразделения главка Леонид Фесько, поддержанный Василием Руденко, фактически обвинил вас в связях с ОПС «Уралмаш». Потом появилась какая-то видеопленка, снятая у вас на дне рождения, где присутствовали разные бизнесмены. Как все было на самом деле?

- Все произошло очень просто. Был тавдинский гидролизный завод. Там, в частности, спирт гнали из опилок, поставляли его в Кемерово, расплачиваясь за полученный уголь, чтобы деятельность продолжать. И вот на заводе произошел очередной переворот, сменился хозяин, пришла туда команда Павла Федулева. Рабочие потом к Федулеву пришли, чтобы он порядок на предприятии навел. А он им говорит: «Вы чего сюда пришли, вы у меня скоро жрать будете опилки...». Это стало известно Росселю, и губернатор меня попросил навести на заводе порядок. Мы, когда обратились к схеме покупки и приватизации завода, увидели, что там не просто допущена масса нарушений, а вообще сплошное беззаконие творилось. Я возбудил процесс по деприватизации. На предприятии проходили стычки: ЧОП нового руководителя «бился» с ЧОПом старого директора, никого на завод не пускали. Мне пришлось направить туда зама – Василия Радугина из УБЭПа, который поехал вместе с группой из вневедомственной охраны, чтобы не было перестрелки. Мы восстановили законного директора в должности, ЧОП с предприятия вывели, было возбуждено уголовное дело по самоуправству. И вдруг приезжает группа из СОБРа (УБОП, который возглавлял господин Руденко), захватывают они печать предприятия и уезжают. После того как они вернулись в Екатеринбург, я вызвал Руденко вместе с руководителем этой группы СОБРа и предложил им немедленно вернуть печать и принести извинения коллективу и дирекции. Я еще сказал, что сам могу извиниться и вернуть печать, но тогда им больше служить в органах не придется. Переступив через себя, эти господа поехали и сделали дело, но им это, конечно, не очень понравилось. Потом против меня и началась кампания.

- А видео как появилось?

– Я поехал на день рождения 20 сентября в Сочи. Так совпало, что у меня в это время был отпуск. В Сочи у меня были друзья, приятели, потому что я туда ежегодно ездил на протяжении 17 лет, вывозил туда детей. Я прекрасно знал начальника УВД Сочи. День рождения решили организовать в летнем кафе, оно находилось в местности, где сейчас «Роза Хутор». Продукты завезли, вокальную группу заказали. Порядка 40 человек приглашены были, 18 человек только моих родственников: среди них, например, сын с женой. Ну, кто еще был... От Москвы был у меня генерал-майор милиции Асламбек Аслаханов, который тогда работал в Совете Федерации, с ним были два племянника. Естественно, я позвал и людей из Свердловска, тех, кто был свободен и мог приехать. Оказались среди них и Фесько с Руденко. Как оказалось, они, видимо, поставили где-то скрытую камеру и начали снимать (смеется). Записали, как я танцую там под песню Григория Лепса «Натали». А у меня жена – Наталья, так я раз пять просил эту песню поставить. Спали вповалку – не было мест, на столе спали, на скамейках...Ну, в общем, потом эту запись по всем каналам показывали.

http://5.135.53.17/images/uploads/images/4(199).JPG

Знаю, что после потери гидролизного завода Федулев выделил 1,5 млн долларов на мою дискредитацию в СМИ, занес деньги в том числе и в Москву, сам спрятался на даче у члена Совета Федерации, сейчас фамилию его забыл я уже. Я от журналистов не прятался, давал интервью. Посчитал как-то, было 47 публикаций во всех видах СМИ.

Затем события развивались очень просто. Я к тому времени отслужил в органах ни много ни мало 30 лет, а по льготному исчислению – так все 40, у меня выслуга уже была. Я позвонил тогдашнему главе МВД Сергею Степашину и поехал к нему на прием. Узнал, что меня примет только-только назначенный заместителем министра Владимир Рушайло. Я его знал по его работе начальником РУБОП по Москве, он был уволен по отрицательным мотивам. И вдруг его назначают замминистра. Я зашел к нему, ну какой разговор может состояться, когда я знаю, что он человек не тех свойств и качеств? Тем более, мне было известно, что один из приятелей Рушайло вел к банкротству предприятие под Кушвой… Меня предупреждали, но я пытался предприятие отстоять, а тут такая узкая дорожка случилась... Когда я вышел от него, то сразу же написал рапорт на увольнение. Меня вызывал начальник управления кадров, просил, чтобы я еще поработал, я сказал, что хочу на пенсию.

 

«Поехал в Дагестан, а там Шамиль Басаев пытался прорваться к Махачкале...»

 

– И как дальше складывалась ваша судьба?

– А потом вдруг к 9 мая узнаю, что Павел Владимирович Крашенинников, он тогда занимал пост заместителя министра юстиции, меня разыскивает через управление кадров МВД. Попросил зайти к нему. Тоже просил не уходить. А Борис Ельцин как раз до этого обещал передать уголовно-исполнительную систему из ведения МВД в Минюст. Крашенинников предложил перейти туда. Я Павла Владимировича знал хорошо, поэтому я перешел на службу в уголовно-исполнительную систему. Пока приступал к деятельности, съездил в Дагестан. Там как раз чеченский полевой командир Шамиль Басаев пытался прорваться к Махачкале. Я участвовал в спецоперации, возглавлял подразделение спецназовцев. Приехал оттуда очень больным, серьезно лечился потом в Москве уже. От Минюста я еще служил в Моздоке, в Чечне – вместе с командующим Виктором Казанцевым и его первым замом Геннадием Трошевым, царствие ему небесное (генерал-полковник Геннадий Трошев погиб в сентябре 2008 года в авиакатастрофе Боинга в Перми – прим.ред.). Мы с ним очень дружили, вместе много задач выполняли по контртеррористическим операциям.

Вернувшись из Чечни, я на материалах, наработанных в Свердловской области, защитил диссертацию на тему противодействия организованной преступности в РФ, стал кандидатом юридических наук. Меня потом еще периодически посылали старшим групп в Чеченскую республику. Потом я стал заместителем начальника тогда еще ГУИН – главного управления исполнения наказаний и до 2007 года я работал в этой системе, ее, напомню, в 2005-м году переименовали в систему ФСИН. В июне 2007 года я попросился в отставку по военной травме (контузии).

- Теперь вы являетесь учредителем НКО «Фонд содействия органам правопорядка ''Звезда''».

– Да, мы такой фонд учредили. Например, мы взяли шефство над 16-ю детьми-сиротами, у которых родители работали в органах МВД или в уголовно-исполнительной системе. Сейчас эти дети уже выросли. Кроме того, я в 2010-м году получил статус адвоката, чтобы не деградировать. Я по судам первой инстанции не хожу – не мальчишка уже. Веду дела в апелляционных и кассационных инстанциях.

– Как вы считаете, по сравнению с тем временем, когда вы работали в органах МВД, сейчас сильно изменилась полиция?

http://5.135.53.17/images/uploads/images/5(160).JPG

Ну, во-первых, «полиция». Само название говорит о том, что изменения произошли. Во-вторых, существенные изменения произошли в нормативной базе, в том правовом пространстве, в котором они работают. Когда-то, рассматривая законопроект «О полиции», я писал, что совершенно не учитывается в этом законопроекте, а ныне уже в законе, роль органов самоуправления в деле охраны общественного порядка. Хотя конституционно все это было прописано. Я считаю, что разработчики и те, кто принимал этот закон, где-то поспешили, видимо, в угоду какой-то сиюминутной выгоде. Поэтому закон не совсем глубоко проработан и взаимосвязан с другими правовыми актами.

Кроме того, надеялись, что меньшим числом мы начнем больших результатов достигать. Но это очень сложно. Для этого нужно было большую перестройку сделать в умах наших, в сознании, подготовить кадры другой формации, но этого не происходило. Все мы были свидетелями немалого числа скандальных случаев, когда сотрудники проходили переаттестацию по формальным признакам. В некоторых случаях аттестация проходила на возмездной основе. Это известно из СМИ, да и мне приходилось встречаться с людьми, которые проходили аттестацию таким образом. Конечно, это все меняет картину, и те ожидания, которые были (от реформы), наверное, не оправдались в полной мере.

– Но, как думаете, тогда было легче работать или сейчас?

– В таких случаях говорят, что у старшего поколения глаза всегда находятся сзади. Я раньше не понимал смысла этой фразы, а потом вдумался, и оказалось, что действительно так и есть. То есть, представители старшего поколения всегда поглядывают назад и говорят: «Вот при нас-то было хорошо, а без нас-то плохо». Я не хочу уподобляться таким людям. В каждой ситуации есть свои трудности, а есть и свои положительные стороны.

У нас тогда было больше помощников, была совсем другая обстановка в коллективах (предприятий). Я вспоминаю Верхнесалдинский комбинат...Я тогда выезжал на место, помогал сохранить предприятие, чтобы его не растащили в период приватизации. Вы знаете, как коллектив переживал за сохранение определенного цеха, который выпускал добавки для всего титана. Я всегда считал, что уральские руководители того периода – это была соль земли русской, настолько мощные они были, они переживали за дело. И органам милиции тогда было легче работать. Сейчас, конечно, иначе все, и органам полиции, думаю, сложнее. Хотя заработная плата, которую сейчас назначили полицейским, она значима. Но опять же: за два года почти на 20% сократили число сотрудников полиции, что существенно ударило по организации деятельности силовиков. Сокращали ведь на глазок: где-то оставляли каких-то «счетчиков-учетчиков» или секретарш, близких к начальству, а милиционеров сокращали. Это не очень здоровый перекос.

 

Информация на «Znak.com»

 

 

Добавить комментарий

Уважаемые посетители сайта, если тема статьи интересна для Вас - выскажите личное мнение по этой проблеме! Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются автоматически. Допускаются анонимные комментарии, нужно только в поле «Имя» ввести псевдоним автора!


« Краснотурьинск, вам еще не икается? На совещании у Путина бывшему городу алюминщиков пообещали помощь. Досталось и областным властям   «Да у нас каждый суслик в поле инноватор и сидит на субсидии!» »
Реклама