Главная arrow Все новости
 

. . . Главное меню . .

ГлавнаяНовостиСтатистикаРазвитие округаЛетописьИсторияМеждугородные рейсыДвижение поездовСправочнаяВидео блогКонтакты

Авторизация






vasha_reklama.gif

Анекдоты


Приметы

Интересные факты

Кризис возвращает трудовые отношения в 1990-е

Печать E-mail
(1 голос)
Автор Administrator   
18:12:2014 г.

Кризис возвращает трудовые отношения в 1990-е

 

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/styles/node_preview/public/salda4614.jpg

Федерация профсоюзов Свердловской области усиливает борьбу за права рабочих

 

Стагнация реального сектора экономики перевернула отношение бизнеса к трудовым коллективам. Свердловские промышленники отказываются от массовых сокращений и переходят к практике поэтапных увольнений и замены квалифицированных сотрудников мигрантами. Крупные и средние предприятия вводят новые формы ухода от социальной ответственности перед коллективами и стремятся ограничить индексацию хитрыми формулировками в коллективных договорах. Параллельно усиливают давление на профсоюзы. Массовые митинги в защиту трудящихся уже прокатились по Свердловской и Челябинской областям, и не исключено, что с ростом экономической напряженности в 2015 году количество протестных акций многократно увеличится. О «горячих точках» на карте Среднего Урала, индифферентности власти, возврате диалога между менеджментом и персоналом на уровень 1990-х и возможностях лоббистов прав трудящихся в интервью «Правде УРФО» рассказали председатель Федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских и его заместитель Алексей Киселев.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/vetluzhskih_0.jpg

Председатель Федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских

 

«Правда УРФО»: После заявлений о введении санкций со стороны США и ЕС в информационных лентах участились сообщения об увольнениях на предприятиях. Признают ли промышленники влияние санкций на увольнения сотрудников и урезание фонда оплаты труда?

 

Андрей Ветлужских: Явного влияния санкций на зарплаты, социальные гарантии, охрану труда нет. Во всяком случае, никто из работодателей не приводит таких причин снижения затрат по фонду оплаты труды. В настрое бизнеса чувствуется общая тенденция затянуть пояса. Она появилась еще в 2009 году и с тех пор нарастает. Раньше работодатели нередко считали нормальным сохранять численность трудовых коллективов и уровень зарплат при снижении заказов. 5 лет назад ситуация начала меняться в обратную сторону. В 2014 году со снижением количества заказов давление на трудовые коллективы только усилилось. Людей, которые раньше были недозагружены, больше не держат на предприятиях. Как таковых массовых сокращений нет, но продолжается постоянное поэтапное уменьшение численности сотрудников на предприятиях. Почти у всех металлургов такая ситуация. Исключением стали только предприятия ОПК благодаря росту госзаказа. Очень важной здесь является задача власти. Мы часто критикуем промышленников, но не нужно забывать, что создание условий для организации новых рабочих мест, переобучения сокращаемых сотрудников лежит на плечах чиновников.

Алексей Киселев: В основном санкции не называют причинами увольнений, указывают другие причины. Например, ситуация на Украине повлияла на работу градообразующего предприятия «Ураласбест», которое отправляло туда часть продукции. Поступали сообщения о снижении объемов производства «Уральского турбинного завода» (входит в холдинг «Ротек», основной акционер которого – ГК «Ренова»), но сказать точно, что это связано с санкциями, не могу – предприятие работает как на внешний, так и на внутренний рынок. У металлургов в основном стабильная ситуация. В цветной металлургии отгрузка осуществляется на внешний рынок, и цены товаров находятся в положительной динамике, но объемы пока не увеличиваются. Доходы с ростом курсов валют увеличиваются. В черной металлургии цена фиксированная, но объемы заказов на отдельную номенклатуру снижаются и, соответственно, вызывают озабоченность по поводу загрузки производства и выполнения производственных заданий. Все эти показатели напрямую влияют на рост заработной платы и выполнение условий колдоговора.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/zamestitel_predsedatelya_fpso_aleksey_kiselev.jpg

Заместитель председателя ФПСО Алексей Киселев

 

«Правда УРФО»: Тем не менее массовые сокращения все же коснулись «Ураласбеста» и «Волчанского угля».

 

Алексей Киселев: Мы держим на контроле ситуацию на «Волчанском угле». О том, что в 2014 году у предприятия заканчивается лицензия на добычу угля, было известно еще год назад, но Роснедра согласилась ее продлить. Один из покупателей – Краснотурьинская ТЭЦ – отказался его приобретать ввиду перевода оборудования на газ. На совещании в пятницу, 12 декабря, у вице-премьера Алексея Орлова обсуждался вопрос работы предприятия и погашения долгов по зарплате. Профсоюзам удалось добиться погашения задолженности за август, и совместно с правительством области договорились, что после 16 декабря руководством предприятия будет погашена задолженность за сентябрь. Также принято предварительное решение об оплате угля на Рефтинскую ГРЭС (входит в «Энел Россия») в более ранние сроки. Объемы закупа электростанция наращивать не согласна, так как может быть нарушена технология работы ГРЭС. Сейчас в областном правительстве разрабатывается план дальнейшей деятельности «Волчанского угля».

Андрей Ветлужских: На каждом предприятии ситуацию надо рассматривать индивидуально, учитывая уровень безработицы в муниципалитете. Например, «Волчанский уголь». У предприятия низкоконкурентная продукция – бурый уголь. От него потребители отказываются. В этом случае надо синхронизировать процесс закрытия предприятия с запуском новых рабочих мест, например, на территории индустриального парка «Богословский». Профсоюзная организация «Волчанского угля» сейчас говорит, что людей больше волнует выплата долга по зарплате за 3 месяца. За 2-3 года, что говорят о закрытии этого предприятия, ряд работников подыскал себе новые места трудоустройства, в том числе на севере с работой вахтовым методом. Понятно, что такой отрыв от семьи – это плохо, и нужно искать вакансии ближе к Волчанску. В Асбесте, где с градообразующего предприятия «Ураласбест» уволено более 500 человек, другая ситуация. В городе официальный уровень безработицы 0,23-0,3%, то есть возможность устроиться значительно выше, чем в Волчанске. Поэтому мы сейчас остро ставим в правительстве области вопрос об ускорении создания индустриального парка «Богословский» и транспортного сообщения с Краснотурьинском, где он расположен.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/ru-chrysotile.livejournal.comzal.jpeg

«Правда УРФО»: Массовые сокращения – крайняя мера. Насколько промышленники готовы заменить увольнения сотрудников сокращением рабочего времени?

 

Андрей Ветлужских: Многие на это готовы. У нас усиленная работа по мониторингу таких ситуаций с правительством и прокуратурой. Массовые сокращения людей пока только на «Нижнесалдинском металлургическом заводе», «Ураласбесте», «Волчанском угле». На «Екатеринбургском электровозоремонтном заводе», где ожидались значительные сокращения, ситуация изменилась к лучшему. Заключено соглашение между руководством предприятия, правительством области и профсоюзами по сохранению завода и размещению соответствующих заказов на ремонт подвижного состава. Волнует ситуация на двух крупнейших предприятиях атомной отрасли: «Уральском электрохимкомбинате» в Новоуральске и «Электрохимприборе» в Лесном. Там идет выделение непрофильных производств, и, конечно, необходим контроль за ситуацией, чтобы не допустить сокращения рабочих мест. Мы видим обеспокоенность профорганизаций предприятий из-за уменьшения заказов и сокращения численности людей, в том числе в ранее выделенных «дочках». Мы обратились в полпредство УрФО с тем, чтобы помочь этим предприятиям получить заказы в ОПК Уральского региона. На УЭХК и «Электрохимприборе» трудятся уникальные кадры, и недопустимо их терять.

 

«Правда УРФО»: В Челябинской области есть примеры, когда работодатели экономят на коллективе за счет совмещения обязанностей сотрудниками без прибавки к заплате. Для Свердловской области эта мера актуальна?

 

Андрей Ветлужских: Массовых таких жалоб нет. Ежегодно в бюджетной сфере, нужно признать, на перезагрузку есть жалобы. В образовании и в медицине люди сообщают, что им в дополнительные обязанности включили новые трудовые функции.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/gelio.livejournal.com.jpeg

«Правда УРФО»: С ростом инфляции предприятия по-прежнему готовы отражать в колдоговорах точный объем индексации и сроки?

 

Андрей Ветлужских: С конца 2008 года положения трехстороннего договора и колдоговоров кардинально изменились. Допустим, ранее у многих предприятий в коллективных договорах были четкие положения о том, что доля тарифа не ниже 60%, индексация на уровень инфляции и ее сроки. В ТК РФ сказано о том, что зарплаты индексируются с учетом роста потребительских цен, но сроки не указаны. Есть определенное количество колдоговоров, где прописаны сроки индексации – раз в год или раз в полгода – и объемы: не ниже чем на рост инфляции, или выше на 2-3%. После 2008 года работодатели вышли на формулировку индексации «ежегодно с учетом роста инфляции». Хорошо, что «ежегодно» сохранено. В бюджетной сфере 2009-2010 годов вообще не индексировали зарплату. Никакие суды не помогли решить этот вопрос. Сейчас бюджетники по темпам роста зарплат опережают промышленников благодаря указам президента. Плохо то, что формулировку «индексация на рост инфляции» заменяют на «индексация с учетом роста инфляции». То есть если инфляция 8%, а индексировать могут на 4%.

Алексей Киселев: Официально работодатели говорят, что проводят индексацию, но ставят запятую: «в зависимости от прибыли предприятия». В каком объеме – можно будет точно увидеть по итогам года (в первом квартале 2015). Где-то компенсируют выплатой 13-й зарплаты, различными доплатами. По поступлениям НДФЛ в 2014 году рост оплаты труда отчасти уже виден. В целом доход от налога в бюджете вырос на 8%. Свою роль тут сыграло повышение зарплат бюджетникам. По промышленным предприятиям в среднем рост НДФЛ – 3-3,5% в 2014 году. У кого-то рост в 10%, у кого-то – нулевой.

 

«Правда УРФО»: Вы ожидаете пересмотра колдоговоров в 2015 году?

 

Алексей Киселев: Не могу прогнозировать. Предприятия, которые работают на внешний рынок, даже с учетом роста цен естественных монополий получат хорошую прибыль. Сегодня есть вопрос рентабельности некоторых компаний, особенно работающих на внутренний рынок. Например, Высокогорский ГОК. Он загружен на 100%. Агломерат, который комбинат предлагает, металлурги готовы покупать по более низкой стоимости. Цены сбивают китайские производители подобного сырья. И соответственно, ГОК вынужден работать на уровне себестоимости, либо себе в убыток. Где взять средства на развитие и модернизацию производства, усиление социальных гарантий? Здесь встает вопрос вмешательства государства: делать инвестиционные вливания в такие, как ВГОК, компании, или защитить внутренний рынок, поставив более высокие ввозные пошлины. Думаю, что количество подобных компаний довольно приличное.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/naskel.livejournal.com_vgok.jpg

Высокогорский ГОК

 

«Правда УРФО»: В колдоговорах участились оговорки о повышении оплаты труда в зависимости от прибыли предприятия и других условий?

 

Андрей Ветлужских: Оговорки могут быть разные. С 2009 года их очень много появилось. До 2008 года областное трехстороннее соглашение прописывало, что на промышленных предприятиях зарплата должна быть не ниже прожиточного минимума. Мы регулировали соглашением о минимальной зарплате только бюджетников. Сейчас такого нет. В отличие от Свердловской, например, в Челябинской области трехстороннее соглашение профсоюзов с правительством и предпринимателями сохранило положение о зарплатах на промпредприятиях не ниже минимальной зарплаты в регионе (с 2015 года – 8300 рублей). Бюджетники у них получают не ниже среднероссийского МРОТ (с 2015 года – 5695 рублей). У нас такой вилки нет. Союз промышленников и предпринимателей Свердловской области говорит сейчас, что на входящих в объединение предприятиях никто не получает ниже прожиточного минимума (за IV квартал 2014 года – 8370 рублей). Мы предложили бизнесменам записать это в трехстороннем соглашении, но почему-то Союз этого не делает. С конца 2008 – 2009 года областной Союз промышленников стал настаивать, чтобы обязательства перед трудящимися из регионального трехстороннего соглашения были перенесены на уровень колдоговоров.

 

«Правда УРФО»: В декабре Федерация профсоюзов и правительство Свердловской области подписали соглашение о повышении минимальной заработной платы. Подтолкнет ли оно к качественному росту зарплат на предприятиях?

 

Андрей Ветлужских: Мы считаем принципиально важным повышение минимальной зарплаты (в 2014 году по трехстороннему соглашению оно составило 7090 рублей). По нашим оценкам, около 30 тысяч человек в бюджетной сфере сейчас получают меньше этого уровня. Во внебюджетной такие зарплаты имеют около 15 тысяч человек. Всего получается около 45 тысяч имеют зарплату ниже минимального уровня. По оценкам статистики, меньше 7090 рублей получают 8% от общего числа трудящихся, а это вообще 120 тыс. человек. Это те люди, которых касается решение о повышении минималки. В 2015 году она поднимется до 8154, с 2016 года – до 8862 рублей. Мы будем добиваться большего. В трудовых коллективах рост минималки учитывают. Например, зарплата квалифицированного работника «Туринского целлюлозно-бумажного завода» 2 года назад была порядка 10,5 тысячи рублей. Хотя сегодня, видимо, выше, но все равно, если зарплата низкоквалифицированных рабочих вырастет до 8 тысяч рублей, то и квалифицированные специалисты потребуют повышения. В итоге эффект от нашего соглашения скажется на многих. Плюс в отдельных колдоговорах выплата пособий привязана к минимальным размерам оплаты труда.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/p_0081_2_0.jpg

«Правда УРФО»: Бизнес применяет новые формы ухода от социальной ответственности перед трудовыми коллективами?

 

Андрей Ветлужских: Есть такая негативная тенденция: использование заемного труда – аутстафинг. Эта распространенная общемировая практика начала укореняться в России. Компании привлекают сотрудников через кадровые агентства, иногда сами создают агентства для набора персонала. Разница в том, что при обычном приеме на работу предприятия обязаны предоставлять гарантии по ТК РФ, а при контракте с агентством это не обязательно. Можно не сокращать работника, а разорвать договор с агентством без предупреждений за 2 месяца и трехмесячной оплаты – он официально трудоустроен в агентстве, а не на предприятии. Российские компании тоже начали применять эту практику, но у нас в этом году принят закон о запрете заемного труда. Полностью он вступит в силу с 2016 года, пока действуют ограничения по отдельным направлениям. Собственники предприятия применяют и другие формы, чтобы уйти от ответственности перед коллективами. Например, имущество оставляют на одном юрлице, а персонал переводят на другое. На «Лобвинском гидролизном заводе» так происходило (!). На «Нижнесалдинском металлургическом заводе» очень похожая ситуация. Новые собственники создали организацию с уставным капиталом в 10 тысяч рублей (ООО «Завод рельсовых скреплений»), куда перевели работников.

Алексей Киселев: Ситуация с нижнесалдинским заводом пока до конца не ясна. «Евраз» продал предприятие компании «Бизнесинвест». Новый собственник пока определяет дальнейшую работу завода. Мы следим за ситуацией.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/vsalde.ru.jpg

«Правда УРФО»: Руководство «Завода рельсовых скреплений» не признает созданный на предприятии профсоюз. Председателю профкома закрыли доступ в цеха. На других предприятиях области также усилилось давление на профсоюз?

 

Андрей Ветлужских: Эта тенденция ежегодно усиливается по трем направлениям. Первое: реакция властей на давление стала более индифферентной, несмотря на заявления президента о значимости профсоюзов. Я помню, какая нерукопожатость была раньше для руководителей промпредприятий, которые пытались ликвидировать профсоюзы. Сейчас я вижу изменение отношения глав городов, членов правительства к таким ситуациям. Многие считают, что профсоюзы должны сами решать такие проблемы. Это успокоение властей развязывает руки работодателям. В трудовых коллективах и профсоюзных первичках тоже меняется отношение. В судах очень сложно доказать, что профсоюзный активист боролся за права коллектива и получил взыскания из-за этого. Готовность людей идти на конфликт с работодателем в таких условиях падает. Инициативных общественников становится все меньше и меньше. Плюс меняется позиция руководства предприятий. Сокращается количество красных директоров, а выпускников холодных бизнес-школ, относящихся к работникам, как к строке затраты, – становится больше. Работодатели все реже соглашаются повышать зарплату при росте прибыли. Сегодня мы прорабатываем технологии работы в таких ситуациях, потому что количество конфликтов с давлением на профсоюз будет нарастать. Эту тенденцию надо пресечь в зародыше. Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) будет поднимать этот вопрос на уровне президента, а мы – на уровне губернатора.

http://pravdaurfo.ru/sites/default/files/home/user8327/migranty.jpg

«Правда УРФО»: Профсоюзы выступили с предложением введения моратория на выдачу патентов мигрантам. Какого эффекта от его введения вы ожидаете?

 

Андрей Ветлужских: Во всех странах законодательство устроено таким образом, чтобы в первую очередь предоставлять возможность трудиться гражданам своей страны и получать достойную зарплату. Иностранные граждане должны приглашаться, когда не хватает своих работников, или они не соглашаются на какую-то работу в силу, например, ее низкой квалифицированности. В реальности получается иначе. С Россией граничит немалое количество стран с более низким уровнем оплаты труда и открытыми границами. Иностранцы едут с настроем работать больше и за меньшие деньги. В итоге мы получаем социальный демпинг. Привлечение мигрантов ведет к снижению уровня оплаты труда в отдельных отраслях. Раньше технология рынка труда была отрегулирована с помощью квот. Причем их предоставляли предприятиям, которые не имеют долгов по зарплате, налогам и не нарушают Трудовой кодекс. Далеко не все получали. В регионе проверяли соответствие критериям, учитывали мнение профсоюзов и отправляли в Минтруда РФ. Сейчас параллельно с этой схемой берется и запускается механизм свободной покупки патентов. Мигрант покупает патент и может дальше не платить подоходный налог. Мы считаем, что это губительно для экономики. На словах законодатели говорили, что можно установить заградительную стоимость патента. Но она не была применена. Законодательное собрание области установило цену патента 1200 рублей, хотя могло сделать и выше (в Москве, например, стоимость патента с 1 января 2015 года будет 4 тысячи рублей). Можно установить мораторий на работу по патентам при наличии собственных трудовых ресурсов, но фактически этого не делается. Союзу промышленников и предпринимателей положение выгодно, так как позволяет снизить затраты на сотрудников. В 1990-е годы такая практика широко применялась: работникам отказывались поднимать зарплаты под предлогом большого количества претендентов на их места. С мигрантами проще: можно не заключать трудовые договоры, объем страховых отчислений ниже. Взносы за пенсионное обслуживание не берутся первые полгода, а потом мигрантов сокращают и заново устраивают на то же предприятие. Много мигрантов сейчас в сферах строительства, АПК (Кировградская птицефабрика), торговли (IKEA, Metro Cash & Carry), ЖКХ. Мы намерены обсудить этот вопрос с руководством области и надеемся на поддержку.

 

Информация на «Правда УРФО»

 

 

Добавить комментарий

Уважаемые посетители сайта, если тема статьи интересна для Вас - выскажите личное мнение по этой проблеме! Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются автоматически. Допускаются анонимные комментарии, нужно только в поле «Имя» ввести псевдоним автора!


« Быть ли ЦБК? Новый год сотрудники Новолялинского ЦБК могут встретить безработными   Закрываются заводы, с которых начиналась история Свердловской области »
Реклама